Рязанец выиграл во всероссийском конкурсе предпринимателей
Максим Шадрин является членом Ассоциации молодых предпринимателей Рязанской области.

Рязанец Шадрин Максим выиграл во всероссийском конкурсе предпринимателей «Бизнес-Успех» в номинации «Лучший производственный проект».

Шадрин — член Ассоциации молодых предринимателей, его компания специализируется на создании автоматизированных систем лазерного контроля геометрических параметров изделий. В том числе на конвейре, и систем интеллектуального технического зрения.

Также в номинации «Лучший социальный проект» в тройку лидеров среди 24 претендентов вышел член Ассоциации иван Золотарев.

«Бизнесу нужны наставники». Глава проекта «Ты — предприниматель» рассказала об учебе рязанских коммерсантов
Путь от идеи до ее воплощения занял несколько лет. За это время девушка сумела убедить бизнесменов и представителей областной власти поддержать ее, а молодежь — прийти учиться. Она рассказала о том, насколько сложно начинать новые проекты в Рязани, почему начинающие предприниматели не должны скрывать свои бизнес-идеи и зачем нужны наставники успешным предпринимателям.

Руководитель федерального проекта «Ты — предприниматель» в Рязанской области Екатерина Гераскина про себя говорит, что она если и предприниматель, то нетипичный. Ведь по роду своей деятельности она больше общественный деятель. Несмотря на возраст, она уже может рассказать, кто из начинающих бизнесменов нашей области «вырос» на ее глазах. Сама она поняла чем хочет заниматься на одном из форумов на Селигере. Путь от идеи до ее воплощения занял несколько лет. За это время девушка сумела убедить бизнесменов и представителей областной власти поддержать ее, а молодежь — прийти учиться. Она рассказала о том, насколько сложно начинать новые проекты в Рязани, почему начинающие предприниматели не должны скрывать свои бизнес-идеи и зачем нужны наставники успешным предпринимателям.

Про необходимость обучающих программ для начинающих бизнесменов заговорили на Селигере. Почему вы решили этим заняться?

Все началось в 2006 году. На Селигере прозвучало предложение обучать предпринимательству молодежь. Идею привезли представители Липецкой области, в итоге они и возглавили федеральный проект. Мне было интересно немного другое направление: «бизнес-сообщество». Разрабатывая формат бизнес-клуба на Селигере поняла, что его обязательная составляющая — обучение. Выиграв грант в 2009 году, я начала работу.

Обратились к успешным бизнесменам?

Так как я начинала «с ноля», необходимо было найти предпринимателей с опытом. Непростое дело, но такие люди появились, они стали выступать экспертами. Поддержал меня комитет по делам молодежи, а также региональный Фонд поддержки предпринимательства. Вот так родилась первая Школа молодежного предпринимательства. Мы делали ее совместно с РГУ. Часть занятий проводили предприниматели, часть — преподаватели вуза.

Как вы находили учеников? Ведь убедить бизнесменов участвовать в проекте — это лишь полдела.

Мы много сил затратили на это, обратились через СМИ, через комитет, организовывали тематические встречи с предпринимателями, где рассказывали о нашей образовательной программе. Но, к сожалению, о нас до сих пор не все знают. Опыт показывает, что лучше всего действует «сарафанное радио»: в основном новые участники программы — это знакомые тех, кто уже у нас учился.

К вам приходит только молодежь, которая хочет стать «акулами бизнеса»?

Вовсе нет. В рамках программы «Ты — предприниматель» мы занимаемся со школьниками, есть молодежь, которая решила заниматься бизнесом, но у них нет бизнес-идеи (для них, например, проходят встречи с успешными предпринимателями в формате беседы «История успеха», общие мастер-классы). Есть те, кто приходит с готовыми бизнес-идеями, но им не хватает опыта или нет готового бизнес-плана, им предлагаем посещать «Школу молодых предпринимателей». У нас участвуют все районы области. Обучение длится два месяца и многие из тех, кто учился у нас, открывают свое дело. К нам приходят и действующие бизнесмены, которые хотят начать новый проект или вывести на новый уровень уже существующий. С этого года мы запускаем проект по наставничеству, он как раз для действующего бизнеса.

То есть у бизнесменов в качестве наставников будут еще более опытные коллеги? Это реально?

Многие солидные бизнесмены готовы меня поддержать. Они согласны «выкраивать» время в своем плотном графике. Заметьте, я не говорю только о Рязани. Например, недавно к нам обратился молодой предприниматель из столицы. Он ищет наставника — серьезного предпринимателя из нашего города, так как он собирается заниматься бизнесом у нас.

Какие есть слабые и сильные стороны у рязанских предпринимателей?

Сложно сравнивать. Если говорить о всероссийском конкурсе «Молодой предприниматель России», то от региона каждый год есть предприниматели, участвующие в финале в Москве. В 2013 году мы выигрывали: Юрия Архарова с проектом «Чудо-торт». Юля с мужем накормили своими сладостями именитых экспертов, порадовали и тем, что пришли в фирменной униформе. Но победишь или не победишь — это зависит от многих факторов, например, от личностной харизмы — не каждый сможет за несколько минут заинтересовать жюри, и, к сожалению, не все конкурсанты раскрывают «фишки» своего бизнеса.

Вы говорите, что не все готовы раскрывать особенности своего бизнеса перед жюри. Когда к вам на обучение приходят начинающие предприниматели, они готовы делиться идеями?

Многие боятся. Но без этого нельзя, мы просто не сможем помочь. Мы ведь должны проработать ее, сказать, насколько насыщенный рынок в этом направлении. Кстати, о жюри. С экспертами есть строгие договоренности — что никуда идеи конкурсантов не уходят. И подобных ситуаций не было. За все шесть лет существования «Школы молодежного предпринимательства».

Вы очень эмоционально рассказываете о своей работе, хочется сказать «болеете ей», а на себя в плотном графике вам времени хватает?

Я два года в браке, только год назад мы с супругом начали жить отдельно от родителей. И пока привыкаем к семейной жизни. Но если говорить о проведении свободного времени, то мы очень любим путешествовать, посещать экскурсии. Часто ездить, к сожалению, не получается. Последний раз были в Греции, гуляли по развалинам Кносского дворца, посетили остров-лепрозорий Спиналогу. Что касается лично меня, я участвую в проекте Parkrun, в который пригласил меня один из наших предпринимателей. Это коллективные забеги на скорость, на дистанцию 5 километров. Забеги проходят по всей России. У меня есть штрих-код, я отмечаюсь, когда прибегаю. Помню, что первый раз было очень тяжело. Но на финише меня ждала моя сотрудница, она была в качестве волонтера, помогала организаторам. У меня вариантов не было — надо было прибежать. Для меня бег— разгрузка. Во время пробежки могу обдумать очень много вещей, даже новые идеи рождаются.

А отношения с людьми, которые раньше участвовали в вашей школе, поддерживаете?

Не со всеми, некоторые заняты и могут встречаться лишь раз в год. Другие готовы читать у нас лекции. Например, у Вадима Кассе очень хорошие семинары. Максим Стрельников — он финалист конкурса «Молодой предприниматель России» и занимается производством газового оборудования. Сейчас выступает в качестве эксперта. Это идеальный вариант, когда люди, выросшие в рамках программы, делятся своим опытом.

Екатерина, как вы считаете, что сейчас должно сделать государство, чтобы облегчить жизнь предпринимателей?

Очень нужны «налоговые каникулы», их собираются у нас ввести для начинающих предпринимателей. Также я считаю, что важно вкладываться в серьезные образовательные проекты, так как у нас серьезная нехватка знаний, в том числе у действующих предпринимателей и у молодого поколения. Надо делать бизнес-акселераторы, коворкинги, инкубаторы. Конечно, это все появится. Но на это нужно время. Лет 5-10. А хочется быстрее.

А сами через десять лет видите себя в бизнесе?

Обязательно. Он может быть связан с образовательными программами, может быть с деловым ивентом. Это то направление, которым мне интересно заниматься. И еще я вижу себя… мамой (улыбается).

«Если я учу эффективным коммуникациям, неужели я не смогу привлечь к себе внимание?» – бизнес-тренер Олеся Липина
Бизнес-тренер и директор центра «Модуль» Олеся Липина рассказала о тренинге «Выйти замуж за 15 минут» и о том, зачем школьникам, пришедшим «подтянуть» общеобразовательные предметы, нужно рассказывать о театре и советском кинематографе.

Как и положено добротно сделанной рекламе — название тренинга «Выйти замуж за 15 минут» привлекает к себе внимание. «Нам удается соответствовать этому громкому заявлению», — говорит создатель курсов, бизнес-тренер и директор центра «Модуль» Олеся Липина.

В подтверждение своих слов она рассказывает о нескольких десятках сложившихся счастливых пар, в которых девушки в свое время посещали тренинги. Об этих курсах Олеся Липина говорит с удовольствием, также, как и о том, зачем школьникам, пришедшим «подтянуть» общеобразовательные предметы, нужно рассказывать о театре и советском кинематографе. И почему она, как руководитель, решила самостоятельно готовить преподавателей для центра.

Олеся, какое направление центра ближе всего лично вам?

Мне все дороги, они связаны с актуальными в современном обществе проблемами. В частности, самое первое направление, которое появилось у нас — оказание дополнительных образовательных услуг для школьников в виде репетиторства. В классе в 30 человек знания «рассеиваются», не каждый может их усвоить. Это одна из причин, почему дети приходят, чтобы «подтянуть» тот или иной предмет. Кроме того, школьники не знают представителей 60-х годов, которыми знаменовалась российская культура. Например, Юрия Никулина и Людмилу Гурченко.

Вы считаете, что уровень общекультурной подготовки школьников в последние годы упал?

Я не обобщаю, я говорю, что видим мы в центре. Поэтому наши преподаватели пытаются расширить кругозор школьников, помочь им найти идентификацию с собой. Плюс важна психологическая работа, потому как некоторым из детей сложно найти взаимопонимание со сверстниками или учителями. Иногда это становится барьером для получения знаний. Мне кажется успех «Модуля» заключается в том, что нам удается сделать так, чтобы ребенок не просто приобрел знания, а почувствовал «личностный рост».

{{AREA_1}}

А что преподаете вы?

Русский язык. В этом году я взяла группу девяти- и одиннадцатиклассников. Но это уже как призвание. Была недавно в театре «Современник», обсуждали спектакль, в котором играет Ярмольник. У него нет материальной необходимости выходить на сцену, но было видно, что он полностью отдается любимому делу, и оно у него получается. У меня тоже самое, я понимаю, что могу вывести детей на новый уровень. Я долгое время работала в университете в должности доцента, я кандидат педагогических наук, а «Модуль» был параллельно, как учреждение, которым я руководила.

Вам бы не хотелось вернуться в университет?

Мне бы хотелось вернуться в науку, 12 лет из жизни не вычеркнешь.

Почему вы стали заниматься бизнес-тренингами в центре?

Первым был «Психотехника убеждений». Я рассчитывала, что на занятия будут приходить все, кому это интересно, а пришел бизнес-сегмент. После того, как к нам обратилась одна организация, потом другая, пришло осознание, что мы в Рязани единственные эксперты.

Где вы находите профессиональных тренеров?

Это больной вопрос. Я полагала, что можно взять преподавателей из университета. Но ко мне стали приходить совершенно случайные люди, которые решили сменить профессию и, видимо, посчитали, что тренер — это очень легко: постою у доски, расскажу. Я долго искала команду и продолжаю формировать ее до сих пор. Общество нуждается в наставниках, в тренерах, которые в том числе контролируют тебя через практику. На государственном уровне таких профессий нет. Мы планируем готовить таких специалистов.

{{AREA_2}}

Расскажите о тренинге для женщин. Вы утверждаете, что расскажете, как выйти замуж за 15 минут. Не слишком ли громкое заявление?

Если я учу эффективным коммуникациям, неужели я не смогу привлечь к себе внимание? Надо найти золотую середину, когда громкому заявлению удается соответствовать. Я опираюсь на научные знания. Есть такой предмет, как гендерная психология, который я вела несколько лет, есть дисциплина семьеведение. Это теоретический пласт, если его соединить с практикой — получается тренинг «Выйти замуж за 15 минут».

Женские тренинги, кстати, это не только тема замужества, многие хотят сделать так называемый «апгрейд» семейной жизни. Замуж вышли 25 девушек. Кстати, наш тренинг возник из школы ораторского искусства. Мамы приходили, приводили своих детей, слушали, после просили начать с ними заниматься. Так все и началось. И пока заканчивать мы не планируем.

«С каждой новой беременностью я решала важные задачи» – рязанская телеведущая Татьяна Гшвенд
Еще студенткой Татьяна Гшвенд покорила рязанцев как ведущая телепрограмм, а четыре года назад открыла семейный центр «Фамилитет», который сейчас популярен среди молодых мам.

Легкая походка, точеная фигура и взгляд без капли усталости. Татьяна Гшвенд противоречит сложившемуся стереотипу многодетной мамы. Кажется, что у нее получается все, за что бы она не взялась: студенткой она покорила рязанцев как ведущая телепрограмм, а четыре года назад открыла семейный центр «Фамилитет», который сейчас популярен среди молодых мам.

Татьяна, его руководитель, успевает вести занятия, а на телевидении создала авторскую программу «Фамильная история». Однако собеседница подчеркивает, что на первом месте у нее семья и времени на воспитание четырех сыновей ей всегда хватает.

Татьяна, когда вы задумались об открытии семейного центра в Рязани? Ведь вы талантливая ведущая, и на этом можно было бы остановиться.

Задумываться об открытии центра я стала после рождения первого ребенка. К появлению второго я поймала себя на мысли, что не хочу больше рожать так, как это было в первый раз. Я собирала информацию и поняла, что у меня есть много знаний, которые помогут облегчить материнство. Сначала думала, что было бы здорово работать в семейном центре, но никто его в Рязани не открывал. Тогда это решила сделать я. Было очень страшно, потому что я не экономист. Поэтому к появлению «Фамилитета» у меня уже было трое детей, и я получила дополнительное образование — стала перинатальным педагогом.

{{AREA_1}}

О чем вы рассказываете девушкам, которые обращаются к вам?

О тех проблемах, с которыми сталкивалась сама. Рассказываю, как подготовиться к родам. В нашей культуре к беременности относятся как к болезни, как к диагнозу. Часто даются рекомендации из серии «ребенка нужно вылежать на диване». После того, как я при первых родах, что называется, погрызла кровать, мне очень хочется, чтобы девушки избегали такого вступления в материнство. У нас есть тренинг «мягких родов», где мы рассказываем о том, что мучиться вовсе не нужно. Да, роды — это не самый приятный процесс, но мы сами можем минимизировать болевые ощущения. Природа дала нам все возможности. Еще один этап — кормление грудью. С первым ребенком у меня все пошло наперекосяк, у меня было большое чувство вины. Пока я не взяла в руки своего второго ребенка, я думала, что кормить грудью не буду — была уверена, что у меня не получится.

Наверняка, за время работы центра появился список вопросов, с которым чаще всего приходят девушки?

Чаще всего это проблема «страшно рожать»: боюсь боли, родов, страх не справиться. Второй вопрос — про воспитание детей: качать ребенка или нет, пеленать или нет, кормить грудью или выбрать современную смесь. Мы изучаем разные подходы и никогда не говорим «делайте только так». Рассказываем, о разных течениях и откуда они возникли. Как, например, появилось мнение, что ребенка нужно кормить через три часа? В тот момент, когда начинало строиться советское государство, женщина обязана была выйти на работу буквально сразу после рождения ребенка. При многих предприятиях были ясли, и на заводах кормящим мамам разрешалось уходить каждые три часа на 15 минут, чтобы покормить ребенка грудью. Этот момент истории забыли, а некоторые педиатры до сих пор советуют кормить «по часам». Но есть аспекты, которых в центре не касаются: мы не назначаем никаких препаратов. Мы не медицинский центр.

{{AREA_2}}

С какими проблемами вы, как мама, сталкивались сами?

Меня судьба вела, с каждой новой беременностью я решала важные задачи: первые роды — для меня это была адская боль, отсутствие палаты «мать и дитя», потому что «мамочке нужно отдохнуть»; после рождения второго ребенка решала проблемы грудного вскармливания, третий ребенок заставил задуматься о здоровье, четвертый ребенок — это вопросы послеродового восстановления. Я не стесняюсь рассказывать о своем опыте на занятиях.

Вы известная телеведущая в городе, но сейчас у вас «семейное направление» — вы и программу ведете «для родителей». Если вам предложат стать автором какого-нибудь другого проекта, согласитесь?

Наверное, да. Я увлекающийся человек и просто боготворю людей, которые умеют что-то сами создавать. Я встречалась бы с ними — будь это приготовление еды, любой хенд-мейд или танцы. В общем все то, что делает нас немного более счастливыми. Но я мама многодетная и не могу позволить себе работать с утра до вечера с перерывом на обед. Свой маленький симпатичный бизнес дает мне возможность работать в том ритме, в каком я хочу.

Что для вас сейчас телевидение?

Это площадка, где можно транслировать большому количеству людям все то, что я знаю о счастливом родительстве.

А еще вы вегетарианка.

Не совсем. Скажем так, я не ем мясо. Не ем просто потому, что мне жалко животных, и я не хочу участвовать в их убийстве.

{{AREA_3}}

У вас получается проводить время сразу со всеми детьми?

Это непросто, но я, например, люблю с ними куда-нибудь сходить покушать. Сидишь, наслаждаешься и что-нибудь «капаешь» им (смеется). Они задают любые темы: мы говорим про творчество, я рассказываю им о своем детстве. Недавно поднимали темы войны, говорили про взаимоотношения между людьми. Я не помню, где я слышала это высказывание, но мне оно кажется точным: «Если ты хочешь, чтобы человек тебя услышал, корми его и рассказывай». С каждым ребенком у нас есть свой ритуал. Не так давно он заключался в том, что вечером я старшему чесала спинку, второму — рассказывала сказку, третьему — пела песенку. А еще я осваиваю разные техники массажа и отрабатываю их на детях. Они просят, чтобы массаж был «по-серьезному», а не какие-нибудь «рельсы-рельсы, шпалы-шпалы».

А как проходят ваши семейные вечера?

Вечер для меня — самое полноценное время. Я готовлю еду или убираюсь по дому, занимаюсь рукоделием или читаю. Вокруг меня бегают дети, они задают вопросы, а иногда и ссорятся. Их нужно помирить, похвалить или оценить то, что они построили, слепили, нарисовали. И вот так до самого сна, это время я обожаю. А перед тем, как сама иду спать, проверяю, как они все сопят, и в эти моменты я чувствую себя кошкой, которая лежит, мурлыкает, а вокруг нее котята свернулись клубочками.

«Бройлер Рязани» специально не выплачивает многомиллионный долг – гендиректор «Газпром межрегионгаз Рязань»
Генеральный директор ООО «Газпром межрегионгаз Рязань» Леонид Кретов рассказал, как в компании борются с должниками, каким образом выбирают населенные пункты для газификации, и чем ему, жителю Курска, нравится Рязань.

Три из семи газопроводов, построенных в этом году в Рязанской области, появятся в Шацком районе. Об этом корреспонденту RZN.info рассказал генеральный директор ООО «Газпром межрегионгаз Рязань» Леонид Кретов. Он также поделился, как в компании борются с должниками, каким образом выбирают населенные пункты для газификации, и чем ему, жителю Курска, нравится Рязань.

Леонид Михайлович, генеральным директором компании в Рязанской области вас назначили в 2010 году. Сами вы из Курска. До этого с Рязанским регионом вас связывало что-нибудь?

Рязань до 2010 года я видел, как говорится, из окна. Проезжал ее на автомобиле и несколько раз на поезде. Я родился в Курской области, учился там, начинал работать. Небольшой перерыв был — служба в Советской армии. Не смотря на то, что Курск и Рязань разные города, Рязань мне нравится. За пять лет, которые я здесь живу и работаю, вижу, как меняется город: Рязань стала чище, а ее дороги лучше. Здорово, что остались старинные здания — город имеет свое лицо. Курск разрушили во время Великой Отечественной, он заново выстроен, но там много частного сектора и хаотичности в застройке. Кстати, если спросите меня про места, которые мне нравятся в Рязанской области — это, конечно, Константиново, я с удовольствием там бываю.

{{AREA_1}}

Давайте поговорим о газификации. Ведь именно этого, в первую очередь, ждут от Газпрома жители Рязанской области. В какие районы придет «голубое топливо» в этом году?

Очередность и населенные пункты, которые нужно газифицировать в первую очередь, определяются министерством строительного комплекса правительства области. Также при выборе большую роль играют количество домовладений. У нас сейчас три программы газификации Рязанской области. В 2005 году была запущена программа Газпрома, за это время выделили более 3,3 млрд рублей. Есть также программа областного бюджета, за это время выделено 3 млрд 130 млн и есть программа газификации населенных пунктов по программе «Спецнадбавки» — 580 млн рублей. По программе Газпрома в 2014 году провели пять газопроводов: в Михайловском районе селе Чурики и селе Покровское, в Сасовском районе селе Саблино и деревне Лукьяново, в Спасском районе, Шацком районе, Чучковском районе. На этот год у нас запланировано провести семь газопроводов, один газопровод, скажем так, «переходящий» из прошлого года: трудности со строительством возникли в Шацком районе из-за реки Цна.

А каким образом Цна помешала?

Причина исключительно техническая. Там оказался известняк высокой прочности. Мы рассматриваем варианты, чтобы переделать смету и направить туда машину большой мощности. Сейчас нужно применить метод наклонно-направленного бурения метров на пять-шесть под рекой. Также мы будем работать в Шацком районе в селах Федосово и Райполье, планируем газопровод в деревне Альменьево; в Чучковском районе в селе Протасьеве; в Пителинском районе «голубое топливо» придет в села Гридино, Новый Ункор, Высокое; в Касимовском районе в деревни Шульгино и Бучнево; в Сапожковском газопровод проложат к селу Лукмос.

{{AREA_2}}

С какими проблемами сталкиваетесь чаще всего при газификации?

В первую очередь, выбор трассы. Сейчас почти все земли — это земли собственников, когда мы приходим с просьбой поработать на их земле, они пытаются через нас решить свои финансовые проблемы. Но надо учитывать, что прокладка газопровода — это социальный проект. Решаем эти вопросы с нашим правительством: они нам помогают вести переговоры, мы находим взаимоприемлемую цену по аренде этих участков. Среди лесных участков есть так называемые особо охраняемые зоны. Там проложить газопровод не всегда предоставляется возможным. Поэтому некоторые населенные пункты у нас получаются отрезаны от возможности провести к ним газ.

Насколько газифицирована Рязанская область?

На данный момент уровень газификации превысил 91%. Это очень хорошие данные. По сравнению с 2005 годом уровень газификации вырос на 20%.

Каким образом компания борется с неплательщиками? Наверняка, они есть как среди физических, так и юридических лиц.

Государство к неплательщикам у нас очень лояльно. Сначала мы пишем письма и обзваниваем должников, потом, если они не реагируют, вынуждены отключать. У нас большие должники — промышленные предприятия. И у них задолженности тоже достаточно большие. Я могу назвать те предприятия, которые разрабатывают мошеннические схемы, чтобы не выплачивать долги — например, «Бройлер Рязани». У них вначале сумма задолженности была 25 млн, они объявили себя банкротами, прошли всю процедуру банкротства. После они вновь не платили за газ, но успели израсходовать его на 6 млн. Сейчас мы их отключили, предприятие стоит. Есть и другие организации, которые не платят, но там мы не отключаем, поскольку находим общий язык и решаем проблемы.

{{AREA_3}}

Традиционно компания уделяет большое внимание спорту. А вам какой спорт нравится?

Я всегда любил игровые виды спорта, особенно футбол, раньше в него играл в студенчестве. Но во время игры, например, на корпоративной спартакиаде, руководить не спешу: стараюсь не вмешиваться. Вы знаете, как говорят: «Выигрывает либо сильный, либо кому везет». А еще говорят: «Если знаешь, как играть, выйди и покажи» (улыбается). Сейчас я активный болельщик. Например, на спартакиаде болею за наших футболистов, волейболистов, теннисистов, пловцов. Но мы не просто развиваем спорт внутри компании, мы даем возможность детям заниматься спортом. «Газпром-детям» — один из крупнейших проектов компании. Программа начала работать в 2007 году и с тех пор только в Рязанской области совместно с правительством Рязанской области открыто 19 многофункциональных площадок. На них можно играть в футбол, волейбол, теннис, заниматься легкой атлетикой.

В Рязани необходимо построить завод по утилизации мусора – «Рязань ЭкоСервис»
Генеральный директор ООО «Рязань ЭкоСервис» Владимир Цуканов рассказал, что надо сделать, чтобы рязанцы изменили подход к «мусорной проблеме», и зачем городу завод по утилизации бытовых отходов и ТБО.

Жизнь и работа на Дальнем Востоке и в странах Азии заставили его сначала выучить несколько языков, а потом пересмотреть подход к организации бизнеса в российских компаниях. Генеральный директор ООО «Рязань ЭкоСервис» Владимир Цуканов считает, что многие проекты на Востоке стали успешными, потому что там не боятся новых идей.

Например, тот же вывоз и утилизация мусора в Китае уже давно дело прибыльное. А сам мусор – это не «отходы», а материал для дальнейшей переработки. В интервью корреспонденту RZN.info Владимир Цуканов рассказал, что надо сделать, чтобы рязанцы изменили подход к «мусорной проблеме», и зачем городу завод по утилизации бытовых отходов и ТБО.

Владимир Валентинович, нечасто встречаешь человека, знающего несколько азиатских языков. Почему вы решили их выучить?

Я реализовывал несколько международных проектов. Надо было общаться напрямую. Вообще я родился в Туле. Потом меня занесло на дальний Восток, и там я жил и работал около сорока лет, периодически приезжая в Центральную Россию. Потом были два созыва Государственной Думы, а сейчас я занимаюсь бизнесом. В Рязани интересный проект, но в тоже время тяжелый. Мы занимаемся сбором и утилизацией мусора, но, к сожалению, в городе и его окрестностях есть тенденция к увеличению несанкционированных свалок.

Каким же образом они появляются? Сейчас ведь даже через Интернет рязанцы размещают фотографии неубранных контейнеров.

На рынке Рязани много компаний, заявляющих, что они занимаются сбором и утилизацией мусора и твердых бытовых отходов. Это легко проверить – достаточно сделать запрос через поисковые системы в Интернете. Многие из таких компаний «берут» ценой и выигрывают тендеры. Но никто толком не спрашивает их, каким образом они собираются утилизировать отходы, куда они отвозят мусор, честно ли они поступают в итоге.

{{AREA_1}}

То есть по вашему нужен жесткий контроль?

В том числе. За рубежом появление несанкционированной свалки – это нонсенс. Но там такое и не случается – штрафы очень большие.

На городской свалке появился дополнительный пункт проверки мусоровозов. Вы уже официально обозначали позицию, что это необходимо. Почему?

Перед въездом на свалку есть пункт экологического контроля. Там досматривают машины: не ввозят ли они отходы ниже четвертого класса опасности. Это автомобильные покрышки, ртутные приборы, металл и стекло, батарейки и аккумуляторы. На территории городской свалки такие отходы нельзя утилизировать. Поверьте, ничего удивительного в такой проверке нет, соответствующий закон принят еще три года назад.

Стоимость проверки обоснована? На некоторых сайтах появляются высказывания руководителей предприятий, занимающихся утилизацией мусора, что стоимость проверки высокая. А теперь говорят, что и тарифы на размещение отходов на свалке тоже будут увеличены.

Мы все в одинаковых условиях. Собственнику необходимо рекультивировать полигон, потом начинать строительство нового полигона. А еще я считаю, что нужен завод по переработке мусора. Такое предприятие – это высокодоходный бизнес. За рубежом каждая линия такого завода возвращает вложенные деньги за пять месяцев. У нас все, конечно, дольше, так как процесс согласования со всеми инстанциями очень сложен. Но я думаю, что по прошествии времени такой завод будет и у нас в Рязани. Кстати, я наблюдал в Китае такую картину: со старых полигонов выкапывают мусор, чтобы отправить его на переработку, а между предпринимателями идут споры, кто имеет право на них претендовать.

{{AREA_2}}

Какую же прибыль можно получить из мусора?

До 40% от его стоимости в виде товара. Кстати, наш холдинг «ЭкоСистема» уже построил подобный завод в Астрахани. Он работает эффективно, это производство практически безотходное. На выходе получается пластик, стекло, макулатура. За рубежом еще делают компост – удобрение.

Вы открыто заявляли в СМИ, что начали бороться с должниками. По-вашему нужны жесткие меры?

Да. До погашений задолженностей мы приостанавливаем вывоз мусора. У нас люди не должны работать бесплатно, а есть должники, которые нам по полгода не платят.

Получается, что некоторые районы могут буквально «зарасти» грязью?

Думаю, что да. Но всех должников мы вначале предупреждали: направляли письма, встречались, только потом переставали вывозить мусор. Кстати, среди неплательщиков много бюджетников. Я полагаю, что это безответственное отношение самих руководителей к платежам. Кстати, возвращаясь к теме несанкционированных свалок. Чтобы уменьшить их количество, мы тоже предпринимаем меры. У нас работает телефон горячей линии: +7(800)500-49-47. По нему бесплатно можно сообщить о несанкционированных свалках, а мы эти данные передадим в администрацию, полицию и прокуратуру.

«Мы – российские банки, у нас запас прочности больше» – председатель правления «Прио-Внешторгбанка» Михаил Волков
Михаил Волков рассказал, почему в следующем году мы должны выйти из экономического кризиса, как региональные банки пережили «черный вторник» и почему своим друзьям он советует не спешить с приобретением долларов и евро.

Один из самых известных рязанских банкиров рассказал, почему в следующем году мы должны выйти из экономического кризиса, как региональные банки пережили «черный вторник» и почему своим друзьям он советует не спешить с приобретением долларов и евро.

Михаил Владимирович, по Вашему мнению, пик нынешнего кризиса мы миновали?

Сейчас мы имеем дело уже с последствиями кризиса. Они, в отличие от самого кризиса, будут проявляться дольше, и кому-то пойдут в минус, а кому-то — в плюс.

Как сейчас себя чувствуют региональные банки?

Особенность последнего кризиса в том, что он не стал кризисом банковской системы. В отличие от 2008 года, в декабре уровень доверия к банкам был довольно высок. Во многом, наверное, благодаря политике Центробанка в 2013-2014 годах, – тогда некоторые банки лишились лицензии. Считаю, что некоторые из них действительно проводили рискованную политику, были вовлечены в сомнительные операции, занимались обналичиванием денежных средств в «неприлично» больших масштабах. У них отозвали лицензии. Поэтому в конце 2014 года люди беспокоились об устойчивости рубля, но никак не о надежности того или иного банка.

Вы можете сравнить кризисы 1998-го, 2008, и декабрь 2014-го. Когда ажиотажный спрос на валюту был сильнее?

В 2008 году кризис доверия к национальной валюте совпал с кризисом доверия к банковской системе. Региональные банки тогда потеряли до 12% вкладов населения и до 50% остатков на расчетных счетах юридических лиц и предпринимателей. Это не просто много. По западным меркам считается, если банк теряет 5% своих пассивов, то он не должен выжить. Но мы – российские банки, у нас запас прочности больше, так как мы рассчитываем только на собственные силы. {{AREA_1}}

В сравнении: в 2014 году юридические лица и предприниматели уже никак не отреагировали, что касается физических лиц — региональные банки потеряли порядка 5-7% сумм от их вкладов, в основном за счет того, что эти деньги население перевело в валюту. Понятно, что масштабы не сопоставимы. Для ажиотажа в 2014 году было много причин: это и начало военных действий, введение санкций, потом их ужесточение, сбитый «Boeing» над Донбассом. Все это выплеснулось в конце года. Это что касается поведения людей. Что касается скачка курса – у меня было стойкое ощущение, что это мощная спекулятивная игра. Когда один или несколько игроков не смогли вовремя ситуацию удержать, а за дело «взялись» спекулянты.

Как вы сами отреагировали на внезапно «взлетевший» курс евро и доллара?

У меня лично никакой паники не было. У меня было стойкое ощущение, что этот ажиотаж должен быстро прекратиться. А вот зарабатывать на этом деле — это, на мой взгляд, то же самое, что жарить шашлык на углях догорающего соседского дома.

Почему пик кризиса 2014 года мы быстро прошли?

Мы имеем управленческий опыт, основанный на предыдущих кризисах, и у нас у всех есть уже запас психологической устойчивости. Проблема в том, что в посткризисные моменты замедляется скорость оборота денег. Модель поведения – она одинаковая у населения, у крупного бизнеса, у малого и среднего: «Придержу-ка я денежки, осмотрюсь, а там и видно будет». Для экономики – это не здорово. Проходит какое-то время, начинаются локальные неплатежи. Однако, учитывая опыт прошлого кризиса, выход из такой посткризисной ямы, я считаю, будет происходить чуть раньше. {{AREA_2}}

А «чуть раньше» – это когда?

На обсуждении, которое проходило недавно в Совете Федерации, были озвучены различные прогнозы развития экономики России, и даже самый пессимистичный из них предусматривает рост начиная с 2017 года.

После 2008 года банки стали активно конкурировать за клиента в начале 2010 года. Я думаю, что такая динамика будет к концу 2015 – началу 2016 года. Мы понимаем: чтобы привлечь интересных клиентов с рынка, нужно чуть побыстрее начинать, и изменять процентную ставку первыми. Это работа на опережение.

Скажите, ваши друзья пытают Вас: стоит или нет покупать валюту. Что Вы им отвечаете?

Существует расхожее представление, что банкиры обладают такими сакральными знаниями. Могу сказать – это не так. Иначе наши имена были бы в списках журнала «Forbes» (улыбается)

Хорошо, тогда дайте оценку: правильно ли поступили те, кто сразу после минувшего декабря открыл рублевый вклад?{{AREA_3}}

Сейчас те люди, которые сделали вклады в рублях под хороший процент, уже в выигрыше по сравнению с теми, кто в декабре покупал валюту. Мое личное мнение: покупай ту валюту, которую будешь тратить. У нас по российскому законодательству все вклады могут быть досрочно истребованы вкладчиком, там может быть потеря процентов, но свой вклад можно полностью или частично забрать. Например, в декабре 2014 года к нам в банк прибежал вкладчик, уже, как говорится, «накрученный». Когда он разговаривал с кассиром, чуть не плакал, говорил, что ему надо срочно ехать за границу, все родственники заболели, и деньги нужны на операцию.

Психологи говорят, что в этой ситуации убеждать и объяснять человеку что-либо бесполезно, вариант один – отдать ему деньги. Он явно не думал, что ему отдадут деньги, даже когда кассир спрашивала «какими купюрами выдать вклад», и даже взяв деньги в руки, он не верил своему счастью. А через неделю, придя в себя, он опять пришел в банк, спрашивая, нельзя ли положить деньги обратно, ведь там проценты. Так что желаю спокойствия вам всем побольше, взвешенных решений и уверенности.

Раньше я заикался и читал скороговорки перед зеркалом – продюсер «Черного кота» и «Беседки» Игорь Крысанов
Об идее создания известнейшего всей стране фестиваля современного танца, своих увлечениях и карьере шоумена герой рассказал в интервью корреспонденту RZN.info

Рязанцам Игорь Крысанов давно знаком как невероятно опытный и неподражаемый ведущий, идейный создатель и организатор танцевального фестиваля «Черный кот», фестиваля дворовой песни «Беседка». На самом же деле творчества в его жизни даже больше, чем кажется, и времени хватает на все. Об идее создания известнейшего всей стране фестиваля современного танца, своих увлечениях и карьере шоумена герой рассказал в интервью корреспонденту RZN.info

Игорь, расскажите, как вы попали в шоу-бизнес? Как учились и с чего началась карьера?

Образования мне как такового получить не удалось — это общеизвестный факт. Я закончил пятнадцатую школу и очень рано начал работать. Потом в армию пошел, после нее сразу устроился журналистом в «Рязанский комсомолец», а затем режиссером в ДК, руководил радиостанцией. Так и остался неучем, о чем жалею, конечно. А шоу-бизнесом занялся не от хорошей жизни, просто так получилось. Когда делал «Черного кота», постоянно был с микрофоном. И меня стали приглашать в качестве ведущего на другие мероприятия. А когда начали открываться дискотеки, мы с друзьями решили возить в Рязань музыкальные группы на «Старый завод».

Создание знаменитого «Черного кота» — преимущественно Ваша заслуга. Как вы пришли к идее фестиваля?

«Черный кот» сейчас так и остается сквозным моим проектом, в этом году фестивалю исполняется 28 лет. Моей заслуги в этом особенно и нет, просто так сложились звезды. Я познакомился с Николаем Плетневым, уже давно на тот момент дружил с Валерием Майоровым. Для фестиваля я придумал концепцию и название. В 1988 году все были абсолютно дикие, и в городе не происходило ничего интересного, кроме хороводов и народных плясок. Так что мы просто оказались в нужном месте в нужное время, не более того.{{AREA_1}}

Я занимался и вокальным искусством, и в свое время это тоже вылилось в создание «Беседки», но танцевать тоже очень любил. Помню, в 18 лет, еще перед армией, пришел шуткой в один коллектив и даже занимался, но после армии танцевать уже не пристало. Мне всегда нравился брейкданс, но начинали мы со скейта. Мне предложили попробовать привезти — получилось. Правда, на сцене на скейте особо не покатаешь, поэтому решили все-таки остановиться на брейкдансе, добавили рок-н-ролл.

Пытаясь угнаться за модой и молодежными тенденциями в субкультурах ввели хип-хоп, и в итоге пришли к пяти номинациям, которые позволяют любому коллективу показать себя во всей красе. И вот уже лет пятнадцать мы удерживаем эти пять номинаций и формат фестиваля не меняется.

Насколько сложно было заниматься этим 28 лет назад, найти спонсоров или другую финансовую поддержку?

Очень трудно. Понятия спонсорства не существовало вообще, и за первое место мы дарили ребятам пластинку группу Queen. Поверьте, они были счастливы. В 1991 году, когда разрушился Советский Союз, я помню, за первое место мы вручали торты, и это тоже считалось очень даже неплохо. Все было очень непонятно и мутно в то время. К примеру, я тогда хотел привезти к нам группу «Аквариум», но концерт мог пройти только при условии, что выручка от продажи билетов пошла бы в благотворительный фонд. Просто нельзя было сделать этого на коммерческой основе, не привлекая внимания спецслужб.{{AREA_2}}

Какие самые яркие воспоминания у вас остались со времен «молодого» фестиваля?

Эта забавная история, наверное, уже легенда. Мы познакомились с Плетневым, когда он еще руководил Межсоюзным домом самодеятельности и творчества, и вот начали продавать билеты на «Кота». Тогда касса открывалась в два часа, а к нему я приехал в минут 20-25 третьего. Прохожу мимо кассы — пусто. Думаю: ну все, билеты не покупаются. А Плетнев мне говорит: «Ты чего? Народ с утра очередь занимал, касса открылась — все смели сразу». И до сих пор ситуация не менялась. Вот буквально в пятницу билеты поступили в продажу, сейчас их уже нет.

А приходилось ли позже столкнуться с конкуренцией в этой сфере деятельности?

Здесь с нами сложно конкурировать. Не то чтобы я был слишком горд, но «Черный кот» — это совокупность конкретных людей и никто его не прогнет. У нас в Рязани проходит огромное количество творческих фестивалей с громкими названиями, но все они локальны.

Мы гордимся тем, что «Черный кот» и «Беседка» — это фестивали, о которых знают даже те, кто на них ни разу не был. Много всего делается, но «Черного кота» переплюнуть нереально хотя бы по той простой причине, что я могу вообще его не делать, но он все равно состоится. Это бренд, который в стране знают, иной раз я сам поражаюсь его престижности.

Как же, по-вашему, удалось превратить его в визитную карточку Рязани?

Как мне сказал однажды коллега из Екатеринбурга, коллективам важно приехать к нам в первый раз, потому что, чего греха таить, наш фестиваль единственный в России, в котором нет жюри и выступающих оценивают только зрители. Рязанский коллектив за все время существования «Кота» ни разу не взял гран-при, и для всех это удивительно. Такая независимость, по-моему, дорогого стоит. А вообще нам просто повезло, потому что это было востребовано.{{AREA_3}}

Сейчас уже сложнее что-то организовать. Я вот три года делал «Беседку» фактичсеки в ноль, аншлаг пришел только с четвертого сезона. Сегодня сложно кого-то чем-то удивить, куча всего, филармония и драмтеатр заполняются только на премьерах. И дело не в том, что у нас плохой театр. Ведь раньше, во времена моей молодости, правилом дурного тона считалось пропустить там премьеру, даже если ты знаешь, что спектакль будет не очень. А сейчас народ никуда не ходит, публика пресыщена.

Продюсирование фестивалей вы также успешно сочетаете с карьерой ведущего. Насколько это сейчас востребованная ниша и тяжело ли здесь конкурировать с молодежью?

Я могу сейчас назвать как минимум четыре фамилии, которые зарабатыват ведением свадеб. Это три парня и одна девушка, у которых заказы расписаны на год вперед. Мне лично не интересны свадьбы, но я точно могу сказать, что будучи ведущим вполне можно хорошо зарабатывать.

А какими качествами человек должен обладать, чтобы твердо стоять на ногах в этой профессии?

Сейчас микрофон берут все, кому не лень. Некоторые полагают, что написав восемь строк в рэпе, они имеют право исполнять их на сцене. Это далеко не так. Любой человек, который работает ведущим, должен не просто быть симпатичным с хорошим голосом, у него должна быть какая-то база — лексическая в первую очередь и интеллектуальная. Я сейчас говорю не про ведение свадеб, где все идет по сценарию и достаточно просто менять имена жениха и невесты.{{AREA_4}}

К сожалению, сейчас огромное количество молодежи, которая выходит с микрофоном на сцену и кроме «еу», «вы готовы?» и других назывных предложений вымолвить ничего не может. Начинаешь с ним общаться, а он пишет без запятых и глаголы на «-ца» оканчивает. Значит он и думает так, и в микрофон говорит. Меня раздражают все эти «как бы», «такая история» и прочие сленговые словечки. Я может быть старый и нудный, но мне, например, в свое время стоило большого труда стоять перед зеркалом и читать скороговорки, потому что я заикался.

У вас хватает времени заниматься чем-то кроме работы?

Да у меня полно времени. Я и книжки пишу, и корабли парусные строю, и в походы хожу. Парусный деревянный судомоделизм, пожалуй, любимое мое занятие. Посмотреть пример моей работы можно в «Барсе на Московском» на выходе из спортивного магазина. Там стоит мой корабль.

Сегодня «Черный кот» — одно из самых значимых культурных мероприятий для города. Каким вы видите его будущее?

Развитие — это понятие растяжимое. Что-то менять мы в нем не хотим, формула уже найдена. Идти вперед можно только благодаря более высокому уровню коллективов. Почему мы настоятельно рекомендуем ходить не на финал, а в субботу и воскресенье? Потому что коллективы, которые сейчас оказываются за бортом финала, еще 6-7 лет назад могли бы претендовать на главный приз. Мне самому интересна политика обновления — каждый раз коллективы едут с абсолютно новыми программами. И по мне самая главная тенденция развития — обновление выступающих, все остальное — просто мишура.

Георгий Шерозия. Рязанский предприниматель строит «рай» в Крыму
Когда страна отвернулась от представителей «интеллигентных» профессий, Георгий Шерозия защищал докторскую и делал первые шаги в предпринимательстве. Сейчас бизнес-центр НИТИ – успешный проект, размером в квартал.

Он построил свой бизнес  в девяностые, не имея «малинового пиджака» и  криминальных связей. Когда страна отвернулась от представителей «интеллигентных» профессий, Георгий Шерозия защищал докторскую и делал первые шаги в предпринимательстве. Сейчас бизнес-центр НИТИ  - успешный проект, размером в квартал, уникальная история как по размаху, так и по системе менеджмента. Не желая просто почивать на лаврах,  Георгий Шерозия  решил покорить Крым.  

На земле, полученной им еще до того, как лозунг «Крым наш» стал супер-хитом,  он  строит комплекс отдыха и развлечений. Почему бизнесмен Шерозия считает, что Евпатория превратится в одно из самых популярных мест отдыха у рязанцев,  и что он думает о будущем малого и среднего бизнеса региона выяснил корреспондент издания.

Георгий Аркадьевич, вам нравится, когда вас представляют как доктора физико-математических наук?

Дело не в том: нравится или не нравится. Дело в том, что я — доктор наук. Не смотря на то, что сейчас большинство времени уходит на бизнес, время на науку у меня есть. И у нас в составе компании семь человек— кандидаты наук. И, поверьте, все мы с гораздо большим бы удовольствием зарабатывали деньги занимаясь наукой, но сейчас это невозможно.

Когда наступило «безвременье» девяностых, у вас было чувство, что мир рухнул?

Все мы были в таком состоянии. Надо было принять решение: что дальше делать. Свой успех я всем всегда объясняю своим происхождением. Я родился в Воркуте, у меня папа там десять лет отсидел. Он убежал из немецкого плена, а его отправили в Воркуту досиживать. Соответственно я вырос в семье «зеков». А что такое девяностые годы? Это сплошные бандиты, так вот будучи доктором наук, я смог выжить в этой среде.{{AREA_1}}

Это, конечно упрощенный взгляд, но, действительно, заниматься бизнесом способен лишь человек с авантюристической жилкой. Ведь большинство директоров предприятий Советского Союза работали, выполняя команды сверху. И пока этих ни на что негодных управленцев замещали в 90-х годах, был кризис. А надо быть СВОБОДНЫМ человеком: человеком принимающим решения и умеющим за них отвечать. Человеком, свободным от «веревочек сверху». Когда говорят сейчас надо принять программу помощи малому бизнесу, говорю, не надо помогать, мешать не надо. Надо налоги снижать: это помощь.

Что касается бизнеса. Вас не пугает, что в Рязань приходят представители «торговых сетей», которые строят у нас центры? Они все же акулы бизнеса, некоторые даже международного масштаба?

Нигде в мире такой конкуренции не допускают. Везде опора государства — малый и средний бизнес. У нас, по сути дела, он почти истреблен. Там государство так или иначе держит все под своим контролем. Сетям, к примеру, там не разрешается работать по вечерам. Есть методы, чтобы живы были все. У нас ничего не делается, 

Для торговых сетей сейчас «размазать» местный бизнес — легкое движение руки: демпингование цен и прочее. «НИТИ», к счастью, давно перескочил стадию мелкого бизнеса, поэтому мы можем сопротивляться даже тем, кто крупнее нас, благодаря тому, что мы местные, что мы лучше знаем ситуацию, а для большинства мелких предпринимателей – это разорение. {{AREA_2}}

Сейчас все катится к тому, что останется сотня компаний — а все остальные будут работать у них по найму. Перспективы у такой страны пессимистические. Мы сейчас катимся в кризис, это понятно, но кризис может быть и надеждой на то, что будет что-то меняться.

То есть, на ваш взгляд, кризис позволит аккумулировать силы мелкому и среднему бизнесу?

Пока не знаю, пока кризис заставляет власти пересмотреть стратегию развития страны. Вот в какую сторону пересмотрят? Посмотрим.

И все же вы не останавливаетесь на достигнутом. И не просто развиваетесь, а пытаетесь занять новую нишу в бизнесе: вы строите в Крыму комплекс отдыха. Сложно было решиться уйти в новый для себя бизнес?

Здесь мы уже в определенной сфере переросли себя, то, что мы создали. Ведь сейчас мы по сути занимаем целый квартал в городе: у нас и отделочные материалы, и мебель. До производства мы еще пока не доросли. Но возникла мысль: не заняться ли сферой туризма? У нас есть опыт в организации общепита: на нашей площади есть столовые и кафе, решен и вопрос с привлечением клиентов. Ведь ежедневно в «НИТИ» бывает порядка 10 тысяч человек. А, значит, мы даем объявление на нашем местном радио и сажаем сотрудника, который оформляет путевки. Вот до этого мы дозрели.

А на каком этапе сейчас строительство?

В Крыму одна из проблем  бизнеса — это короткий сезон. Чтобы конкурировать с Турцией и Египтом нужно иметь сезон длиннее. То есть если  ты работаешь в году три месяца, а конкурент шесть, то конкурент может опустить цену. Поэтому задача стояла: сделать сезон в Крыму, как в Египте.  А еще предоставить медицинские услуги круглогодичные, конференц-зал, чтобы были СПА-центры, крытые бассейны с горками. {{AREA_3}}

В планах на соседнем земельном участке построить торгово-развлекательный центр, в котором будет кинотеатр, боулинг, мини-гольф, кафе и ресторан. Это расчет на то, что человек, приехавший к нам отдыхать, может вообще никуда с площадки не уходить.

До вас в Рязани этого еще никто не делал.

Этого и в Крыму еще никто не делал (смеется)

После того, как власти официально заявили, что «Крым наш», многие бизнесмены обещали, что отдых на полуострове обойдется россиянам значительно дешевле, чем в разрекламированном Сочи. Вы разделяете их оптимизм?

Сейчас в силу ситуации, которая складывается, это получится само собой. Обвал рубля приводит к тому, что поездки за границу становятся невозможным для большинства россиян. В итоге остается Сочи и Крым. И нам надо, предвидя эту ситуацию, которая на нас накатывается с неизбежностью, к этому моменту успеть, к сезону 16 года. Поэтому мы фактически предлагаем некоторые номера гостиничного комплекса купить. Даже не просто номера, а номер с долей в праве собственности.

Я так понимаю, об отдыхе в 15 году речь не идет. А в летний сезон 2016 года поедете в Крым отдыхать или это будет как раз то время, когда и от такого отдыха нужно отдохнуть?

Ну что вы, в Евпатории здорово, мы, когда туда прилетаем  по рабочим вопросам на два-три дня, все-равно там отдыхаем. Крым — это Рязань по климату, только теплее.

У вас двое сыновей. И один, и другой в свое время смогли защитить кандидатские. Только один продолжил семейный бизнес, а другой решил посвятить себя науке. Можно ли сказать, что у них получилось воплотить ваши самые главные мечты?

Мечта — это, наверное, слишком громко. По факту каждый из них занялся тем, что у них лучше всего получается. Я вот и сейчас занимаюсь наукой (кивает на стол, заложенный книгами), только бумажки периодически подписываю (улыбается). 

Бизнес родом из детства
В июне 2014 года молодая предпринимательница Тамара Лобанова получила поддержку Венчурного фонда Промсвязьбанка и 1,5 миллиона рублей инвестиций на открытие детского магазина игрушек по франшизе «Бегемотик» в городе Улан-Удэ. Уже в июле состоялось торжественное открытие магазина, и сейчас проект демонстрирует высокие бизнес-показатели.

В июне 2014 года молодая предпринимательница Тамара Лобанова получила поддержку Венчурного фонда Промсвязьбанка и 1,5 миллиона рублей инвестиций на открытие детского магазина игрушек по франшизе «Бегемотик» в городе Улан-Удэ.

Уже в июле состоялось торжественное открытие магазина, и сейчас проект демонстрирует высокие бизнес-показатели.

Важным примером и поддержкой в жизни молодой бизнес-леди всегда была ее мама Татьяна Коновалова. Мало кто знает, что профессиональный интерес к игрушкам и понимание первых маркетинговых ходов в этом бизнесе Тамара приобрела еще, будучи школьницей, помогая в магазине игрушек своей мамы.

В преддверие нового года мы взяли интервью у Тамары и ее мамы, и узнали, с чего же начинается семейный бизнес.

{{AREA_1}}

Тамара Лобанова: Во что мы только не играли в детстве - это самые веселые воспоминания.

Как, наверное, и у любой девочки у меня была любимая кукла Барби.

Помню, как играли в дочки-матери с моей младшей сестренкой Ирой, прыгали с крыши на сеновал, собирали коллекции игрушек от киндера-сюрпризов.

А еще я собирала дома всякие банки и упаковки от продуктов: от тушенки, молока, горошка, кетчупа, сливочного масла и др. Все это мне нужно было для игры в магазин. У меня была такая корзинка, которые есть в продуктовых магазинах, куда я все это складывала и везде ходила с этой корзинкой. Как-то к нам в гости приехал дядя и, увидев меня, он сразу подметил – «Это что у тебя? Магазин целый!».

Татьяна Коновалова:

А я помню игрушку, с которой Тома в свое время не расставалась. Когда она была еще совсем маленькая, мой брат из Москвы отправил нам посылочку, где был пушистый белый мишка. До нашего переезда в другой город, это была самая любимая игрушка моей дочери. Но, к сожалению, в процессе переезда игрушка была утеряна.

В 1994 году я открыла свой магазин. Там уже Тома с Ирой (- младшая сестра Тамары – прим. Ред.) играли в магазин в магазине. Тома любила быть продавцом, а Ира покупателем.

{{AREA_2}}

Татьяна Коновалова: Томе очень нравилось, придя ко мне на работу, переставлять игрушки. Вообще она с детства очень любила порядок.

Татьяна Лобанова: Этот период позволил мне узнать работу в магазине со всех сторон. От перестановки товара на полках я перешла к работе с покупателями. Вот представьте вы приходите в магазин игрушек, и вас обслуживает совсем юный продавец. Конечно, некоторые покупатели просили заново посчитать, чтобы убедиться, не обсчитала ли я их. И когда я уехала на учебу в другой город, мне звонила мама и говорила, что в магазин иногда приходят и спрашивают, где же тот продавец. И мне это конечно было очень приятно.

{{AREA_3}}

Татьяна Лобанова: Поняла я давно, что буду заниматься именно таким бизнесом, потому что я люблю этот бизнес - это как увлечение или хобби. Когда мы заканчивали школу, то всем классом написали, кем мы будем лет через пять, и я написала – «бизнес-леди»!

Татьяна Коновалова: Еще дед при жизни говорил – «Тамара умная девушка, далеко пойдет. Тэтчер будет».

В глубине души у меня было предчувствие, что Тома тоже пойдет в сферу торговли, как я. Но всегда прогоняла от себя эту мысль. Это ведь очень тяжкий труд. Если кто не был в этой сфере, тот не поймет.

{{AREA_4}}

Татьяна Коновалова: Когда Томочка мне сообщила, что хочет открыть свой бизнес, я не говорила, что против. Я всегда поддерживаю свою дочь в ее решениях. Но, если быть откровенной, то до последнего в душе моей еще теплилась надежда, что Тома передумает. Бизнес – это чертовски тяжело.

Но характер у моей дочери хоть и мягкий, но решительный. Поэтому я ей очень горжусь! У нее всё получилось и это полностью ее заслуга и личное достижение. Здесь мы с Томой, конечно, очень похожи - если поставили перед собой цель, то обязательно достигнем задуманного.

{{AREA_5}}

Татьяна Лобанова: Как и в детстве, ты заходишь в магазин и попадаешь в сказку. Тут столько разных и красивых игрушек, все блестит и переливается, отражаясь от света ламп. Только вопросы и решения приходится принимать самостоятельно совсем не сказочные.

Я получаю огромное удовольствие, когда вижу счастливые улыбки детей и, не менее счастливые, улыбки их родителей.

{{AREA_6}}

Татьяна Лобанова: Сейчас я затрудняюсь ответить на этот вопрос, потому как это должно быть осознанно принятое решение заняться бизнесом, а не потому что так сказала мама. Нет ни в коем случае. Если и мои дети в будущем проявят интерес и полюбят этот бизнес, то и я поддержу их решение. Как в свое время поддержала меня моя мама.

Сейчас магазин «Бегемотик» это не просто успешный стартап молодой предпринимательницы. Это место, где всегда можно встретить много детских улыбок и счастливых лиц. Перед Новым годом Тамара запустила сразу несколько акций для своих посетителей – конкурс на поделку своими руками, социальную акцию «Подарок под елкой», в рамках которой любой желающий может оставить в магазине под елкой купленную игрушку, которую потом передадут детям в детский дом, и, разумеется, приятные предновогодние скидки и сюрпризы всем посетителям.

Как мы уже знаем, все свои идеи Тамара черпает из детства, что как нельзя лучше всего подходит для бизнеса в детской индустрии. Да и в любом бизнесе не стоит забывать о ребенке внутри каждого из нас. Возможно, это и есть залог успеха.