Публикации

Горящая путевка в ад. Ретроспектива рязанских пожаров 2010 года
Десять лет назад по Рязанской области пронеслись разрушительные лесные пожары.

Десять лет назад по Рязанской области пронеслись разрушительные лесные пожары.

Удушающий запах торфа и гари. Окутанные густым дымом города и села. Лютая жара — плюс сорок в тени. Эти, казалось бы, апокалипсические картины — не плод воображения автора, а реальное описание лета 2010 года более чем в половине российских регионов

{{AREA_1}}

В Рязанской области первые крупные возгорания случились еще в апреле. Пожары уничтожили несколько десятков гектаров в криушинском и шацком лестничествах. Но власти справились с этими ЧП сравнительно легко.

До середины лета в официальных новостных сводках горящие леса преподносились как локальные неприятности. Более ста крупных очагов в начале лета удалось ликвидировать. Но наступившая в конце июня аномальная жара быстро изменила настроение тысяч рязанцев с благодушного на паническое.

В половине районов области огонь ежедневно стал уничтожать сотни гектаров леса. Едкий дым от горящих торфяников окутал Рязань, всю область и регионы по соседству. К середине июля ситуация вышла из-под контроля, пожары начали уничтожать не только деревья, но и целые деревни, несколько человек сгорели заживо.

Тем временем, режим ЧС был введен лишь через две недели после того, как площадь возгораний стала исчисляться тысячами гектаров. Региональное управление МЧС, видимо, планировало справиться своими силами.

{{AREA_2}}

Увы, сорока с лишним единиц техники, имевшихся к тому времени в распоряжении рязанских пожарных, и 150 человек личного состава для укрощения огненной стихии было слишком мало.

Пришлось запрашивать помощь из соседних регионов и сопредельных стран.

«Пожар не дошел до моего дома буквально триста метров. Я своими глазами видел, как здоровые деревья за считанные минуты превращаются в кучу головешек, — вспоминает Николай Антонов, житель деревни Ювино Клепиковского района. — Около нас с огнем боролись пожарные из Белоруссии, Читинской и Тульской областей. Положение было отчаянным, и читинцы, чтобы спасти от уничтожения несколько деревень, пустили встречный пожар. Но думаю, что и этот способ не давал 100% гарантию безопасности».

10 августа в Рязанскую область приехал Владимир Путин. Недалеко от региональной столицы президент эффектно тушил пожары с борта противопожарного самолета-амфибии Бе-200. Спецлайнер выполнил два забора воды и, соответственно, два сброса на очаги пожаров по 12 тонн жидкости каждый.

В итоге, по официальной информации, два очага лесных пожаров были потушены. Вскоре выяснилось, что система наведения на цель, установленная в самолете, вроде бы была аналогичная той, которая работает на стратегических бомбардировщиках ТУ-160.

Уже тогда было понятно, что на все очаги возгорания, площадь которых в нашем регионе в пиковые моменты достигала десятков тысяч гектаров, путиных и сверхточной техники не хватит.

{{AREA_3}}

Кроме президента, в тушении рязанских пожаров с учетом подкрепления из российских регионов и других стран участвовали 3 600 человек и 500 единиц техники. Но иногда огнеборцам помогали не только опыт, мужество и техника, но и природный фактор.

«Спору нет, ущерб мог быть гораздо большим, если бы не усилия спецподразделений и самоотверженность волонтеров. Но выжить нашей деревне помог ветер, который внезапно изменил направление, когда казалось, что огонь вот-вот перекинется на дома, — рассказывает очевидец тех событий Владимир Медин. — На все Ювино в конце июля осталось десять человек и три автомобиля, дети и женщины давно уехали. Мы надеялись, что пожарным удастся отстоять дома, где многие из нас родились и выросли. Если бы деревня начала полыхать, то как крайний вариант мы планировали спасаться на машинах с минимумом самых нужных вещей. Если бы огонь настиг в лесу, то кинулись бы в Пру. Другого выхода не было».

Перелом в войне с огнем наметился к середине августа. 19 и 20 числа область накрыли обильные дожди. Дым рассеивался, запах торфа и гари становился не таким резким.

Последний крупный очаг возгорания площадью 2 гектара ликвидировали в Окском заповеднике 31 августа.

{{AREA_4}}

Всего лесными пожарами 2010 года было уничтожено около 120 тысяч гектаров леса. Это сопоставимо с площадью пяти таких городов, как Рязань. На территории около 100 тысяч га леса были повреждены частично

Пострадало 18 населенных пунктов, погибло 8 человек, дотла сгорели 262 жилых дома и две сельских школы. Пожалуй, самые опустошительные пожары накрыли поселки Свеженькая и Передельцы, села Криуша и Картаносово. В каждом из этих населенных пунктов выгорело по несколько десятков жилых домов.

Общий материальный ущерб от огненной стихии только в нашей области составил 46 миллиардов рублей

{{AREA_5}}

Для погорельцев уже к осени 2010 года на областные и федеральные деньги (257 миллионов рублей) было выстроено 250 домов. Некоторые семьи получили квартиры меньшей площади, чем имели раньше, другие даже выиграли в метраже. По официальной информации регионального минстроя, на областном уровне утвердили семь типовых проектов домов площадью от 36 до 70 квадратных метров в зависимости от того, сколько человек было в семье. Основную часть сдали осенью 2010 году.

Для лишившихся крова возводились одноэтажные одноквартирные дома на ленточном фундаменте со стенами из газосиликатных блоков и наружным утеплением. Среди удобств: холодная и горячая вода, канализация, оптиволоконные кабели для подключения к Интернету. В каждой квартире- отдельная кухня, совмещенный санузел, окна ПВХ.

На придомовой территории, огороженной забором из штакетника, централизованно возводились хозяйственные сараи 3 на 6 квадратных метра.

Кроме того, собственники получили право после сдачи в эксплуатацию сделать пристройки к своим домам.

{{AREA_6}}

Но потушить пожары и обеспечить погорельцев комфортабельным жильем — это лишь часть мер, которые необходимо было предпринять региональным властям. После огненного смерча остались сотни тысяч гектаров горельников. Из них решили очистить лишь 80 тысяч, там где, по словам тогдашнего главы минлесхоза, «имелась лесоводственная необходимость, и она (расчистка) была экономически обоснована»

«Могу четко сказать, в наших краях — а это деревни Ольгино, Ювино, Гришино, Голованова дача — лес на месте горельников не высаживался, — с горечью признает Николай Антонов. — Когда едешь по разбитым леосовозами грунтовым дорогам взору открываются безрадостные картины: зияющие пустоши и обугленные фрагменты деревьев, лежащие на земле. Полянки на месте выгоревшего леса, конечно, зарастают молодняком, но очень медленно. Я понимаю, почему у нас не было массовой высадки деревьев. Дороги здесь доступны в основном для полноприводных автомобилей. Проводить тут массовые акции по озеленению не выгодно с экономической точки зрения».

Конечно, на многих территориях лес восстанавливается самостоятельно без вмешательства человека. Кроме того, миллионы новых деревьев было высажено на площади в 27 тысяч гектаров.

{{AREA_7}}

Кроме массового восстановления уничтоженных лесов, властям удалось существенно увеличить парк спецтехники.

Теперь в региональном предприятии «Пожлес» в шесть раза больше тракторов, чем десять лет назад, добавьте к этому 30 камер на вышках мобильных операторов для фиксации возгораний, 9 патрульных беспилотников и один снегобоолотоход. При возникновении ЧП на борьбу с пожарами Рязанская область, учитывая арендаторов лесных угодий, готова отправить более 450 единиц техники и почти 700 специально обученных людей.

Синоптики дают противоречивые прогнозы на это лето, но рязанским спасателям придется учитывать не только температурные аномалии, но и тот факт, что сотни населенных пунктов нашего региона не имеют дорог с твердым покрытием, и спецтехника далеко не всегда сможет подъехать к эпицентру пожара.

Другой мир. Рязанка посетила Северный Кавказ и поучаствует в написании путеводителя по нему
Почему стоит посетить Северный Кавказ и к чему готовиться туристу, который впервые отправится в «другой мир»?

В августе несколько рязанцев в составе группы проекта «Маршруты России» отправились в экспедицию по Северному Кавказу. За две недели они объехали шесть республик — Карачаево-Черкесию, Кабардино-Балкарию, Северную Осетию, Ингушетию, Чечню, Дагестан, а также Ставропольский край.

Участники экспедиции прошли не только по известным туристическим маршрутам, но и открыли для себя другую сторону Северного Кавказа — с его традициями, обычаями и гостеприимными жителями. Глобальная цель экспедиции — создание фильма и путеводителя, чтобы привлечь туристов на Северный Кавказ.

В проекте поучаствовала рязанский блогер и журналист Ксения Прялухина. После возвращения из путешествия она принялась за написание путеводителя. Ксения встретилась с корреспондентом RZN.info и рассказала, почему стоит посетить Северный Кавказ и к чему готовиться туристу, который впервые отправится в «другой мир».

Северный Кавказ без лишних затрат

Я, как человек, который безумно любит бывать в новых местах, но при этом экономить, подписана на многие сообщества в соцсетях, связанные с путешествиями. Так, я слежу за волонтерской группой, где постоянно публикуются посты с различными предложениями, например, поехать в Гватемалу на месяц и преподавать там русский язык.

Часто там собирают народ в какие-то экспедиции. Именно так — совершенно случайно — я узнала о проекте «Маршруты России». Он направлен на популяризацию туризма в нашей стране, в прошлом году, например, ребят отправляли в республики Башкортостан и Татарстан.

В этом году экспедиция выпала на Северный Кавказ. Этот курс был выбран потому, что у людей сложилось очень много стереотипов о тех краях: многие думают, что там живут горцы с автоматами за спиной. Но это не так!

{{IMG_AREA_1}}

Маршрут разделили на два этапа длительностью две недели. Первый этап включал Ставропольский край, Карачаево-Черкесию, Кабардино-Балкарию (с 8 по 15 августа). Второй этап: Северная Осетия, Ингушетия, Чечня, Дагестан (17-24 августа). Участники первого этапа экспедиции побывали в таких местах, как Домбай, Архыз, Приэльбрусье и Эльбрус.

Я там была, как и многие — ведь там развиты популярные горнолыжные курорты. Но мне хотелось побывать на Кавказе, который я не видела, и которого раньше боялась — в Дагестане, Чечне, Ингушетии. И когда я увидела, что идет набор в экспедицию в эти места, то в тот же день заполнила анкету на участие.

Отбор в экспедицию

Для участия нужно было заполнить анкету, выполнить творческое задание и пройти собеседование. Задания у всех были разные, и мое заключалось в том, что нужно было придумать такую рекламную кампанию, которая могла бы привлечь молодежь на Северный Кавказ. И буквально в последний момент приема заданий я расписала идею путешествия известных блогеров на «Жигулях».

Откуда молодежь получает информацию? Мы не смотрим телевизор, не читаем газеты, мы сидим в соцсетях и следим за блогерами на YouTube. И свою рекламную кампанию я пыталась выстроить, основываясь на том, что потребляет молодежь. Идея заключалась в том, что блогеры отправляются в путешествие от самой северной точки России до самой южной — города Дербент, который находится как раз в Дагестане. Ну и делились бы своими впечатлениями от поездки.

{{IMG_AREA_2}}

Во второй части творческого задания мне нужно было выложить серию фотографий на тему: «Кавказ есть в каждом из нас». Нескольким друзьям, уже бывавшим на Кавказе, я задала вопрос: что им там больше всего понравилось? И выложила их портреты с подписанными ответами на вопрос в соцсети, сопроводив все это текстом на тему «Кавказ есть в каждом из нас».

Ведь все, кто когда-то там побывал, проникаются невероятной любовью к этим местам — эта любовь есть и в тех, кто там живет. Они с большим удовольствием рассказывают о своей родине и с любовью принимают гостей. Заключительным этапом было интервью по Skype. Через несколько дней мне пришло письмо, что меня приняли в команду экспедиции.

{{AREA_1}}

Я попала во второй этап экспедиции — меня ждали Северная Осетия, Ингушетия, Чечня и Дагестан. В экспедиции участвовали люди из разных регионов: Москва, Рязань, Ханты-Мансийск, Чебоксары, Карелия, Санкт-Петербург, Нижний Новгород — всего 23 человека.

В поездку набрали блогеров, журналистов, видеографов, фотографов — людей, которые создают контент. Потому что глобальная цель проекта — создание фильма и путеводителя по тем местам, чтобы популяризировать туризм на Северном Кавказе среди молодежи.

{{IMG_AREA_5}}

Меня взяли как «текстовика», и моей основной задачей было по итогам экспедиции написать текст про Северную Осетию: я буду рассказывать про самый первый день нашего путешествия. Помню, когда я сошла с трапа самолета, нас посадили в автобус и уже тогда я подумала о том, что нахожусь в Северной Осетии всего пару часов, а уже в полном шоке от всего происходящего. Раньше я была в Северной Осетии, но лишь проездом.

{{AREA_2}}

Это был первый день, это была Северная Осетия. Нас привезли в Кармадонское ущелье — место, где погибли Сергей Бодров и его съемочная группа. В программе поездки я видела название «Кармадонское ущелье», но как-то не придала ему особого значения. У меня совсем вылетело из головы, что это — именно то место, где сошел ледник Колка.

Когда мы только прилетели, стояла неимоверная жара, но Владикавказ встретил нас дождями. До ущелья мы добирались по горному серпантину, на котором не было ни асфальта, ни барьерных ограждений. И поднимались мы под ливнем на достаточно большой скорости — иначе автобус просто не смог бы подняться. В тот момент я держалась за кресло и думала: я только прилетела на Кавказ и уже сегодня, кажется, умру.

{{IMG_AREA_6}}

Когда мы приехали в Кармадонское ущелье, дождь закончился, и над ним нависли облака и полумрак. Атмосфера была очень тяжелая. В этой обстановке я шла и не могла выдавить из себя ни слова, при том, что другие участники экспедиции держались друг друга и пытались общаться. Но на меня все давило, и это — одно из самых запоминающихся, но печальных впечатлений.

Тогда я шла, уставшая от перелета, представляла масштабы этого ледника, который мог накрыть всю Северную Осетию. В этом ущелье есть «Кармадонские ворота» — очень узкое место, которое не дало леднику пойти дальше и погрести под собой целую республику. Мы дошли до тоннеля, где предположительно погибли Сергей Бодров и его съемочная группа. В этом тоннеле когда-то ездили машины, а сейчас там нет ничего, кроме сели и мемориальной таблички, к которой до сих пор несут цветы и свечи.

Четыре республики за семь дней

Хоть мы и приехали сначала в Северную Осетию, первую ночь мы провели уже в Ингушетии. Там посетили горнолыжный курорт, который совсем недавно открылся, а после весь день были в горном районе, осматривая родовые башни. Вторую ночь мы провели уже в Грозном. Получилось так, что экспедиция длилась семь дней, но четыре из них мы провели в Дагестане.

В программе экспедиции был пеший подъем на Гамсутль. Что это такое? — подумала я. Почему мы пойдем туда пешком? Помню, что в тот день было очень много локаций: красивые горные деревни, хаотично расположенные в горах. Мы знакомились с местными жителями, они рассказывали о своей жизни, и я пыталась сравнивать их жизнь со своей здесь, в Рязани. Например, у нас есть асфальтовые дороги, кафе, торговые центры, а там нет ничего из этого…

{{IMG_AREA_3}}

Люди живут в горных поселениях и занимаются различными ремеслами. Ребята из моей группы повстречали 90-летнюю художницу, которая всю жизнь прожила в селе Чох. Несмотря на преклонный возраст бабуля оказалась в здравом уме и рассказала о себе, о своем маленьком огороде и о том, как каждый вечер ходит в горы на плэнер. Там люди совершенно иначе живут, это почти невозможно описать словами. Смотришь на них и думаешь — вы такие потрясающие. Даже какие-то мальчишки с семечками у магазина выглядели очень своеобразно и аутентично.

Последний пещерный человек

На Гамсутль мы поднимались около часа. Нам рассказали, что это поселение, высеченное из скал. Последний человек, который там жил, ушел оттуда в 2015 году.

Мы поднялись туда четырьмя годами позже, но ощущение было, что это какие-то пещеры, в которых современный человек не смог бы жить. Село Гамсутль — очень труднодоступное, ведь находится на вершине горы, но даже там была своя больница, магазин. Но молодежь постепенно уходила оттуда и забирала с собой родителей.

{{IMG_AREA_8}}

На Кавказе первоочередным является образование, а живя в провинциальном поселке, получить его просто нельзя. Потому оттуда и уезжали. В конце концов, остался последний житель, который тоже уехал. В тот день мы поднялись на самую высшую точку этого поселка и я могу с уверенностью сказать, что это был лучший день в моей жизни. На 360 градусов — невероятные горные пейзажи, мы достали гитару и в предзакатных лучах стали петь песни. Это был невероятный момент — хотелось поймать его и не отпускать.

«Грозно в Грозном»

Я не знала, чего ожидать от Чечни. Все из-за стереотипов, возникших после чеченских кампаний. Но Грозный заново отстроили, сейчас это — современный и красивый город. Тем не менее, мне, как человеку, всю жизнь прожившему в средней полосе России, было странно увидеть посреди города полицейских в полном обмундировании c броней и автоматами наперевес. Помню, как в голове промелькнула мысль: «Грозно в Грозном». Ощущение было, что все живут в состоянии напряжения, и от этого я себя ощущала немного неуютно.

{{AREA_3}}

Местный житель, оказавшийся весельчаком, показал нам проспект Путина и рассказал о том, что в Чечне есть так называемая «чеченская франшиза». Суть в том, что они берут за основу известный бренд кофейни или стрит-фуд кафе, копируют его вплоть до дизайна интерьера и придумывают свое созвучное оригиналу название — например, вместо «Старбакса» там можно выпить чашечку горячего напитка в «Старкофе». В Грозном еще запомнился целый квартал аптек, которые расположились на первых этажах жилых домов.

В одной пятиэтажке я насчитала шесть аптек, а во всем квартале — 32 аптеки. Это связано с тем, что во время военных действий медицинскую помощь можно было получить не только в госпитале, но и в аптеке. Все сосредоточение медпомощи было в центре Грозного, и когда война закончилась, а город начали отстраивать заново, предприниматели восстановили аптеки на тех же местах, где они были ранее — так и получился квартал одних аптек.

Забудьте о шортах и сигаретах

Кавказ — это Россия, и кавказский народ априори не может быть настроен агрессивно к русским. Конечно, их менталитет сильно отличается от нашего. Но они — просто супергостеприимные. Куда бы мы не заходили, с кем бы не знакомились, нам всегда были рады и с удовольствием рассказывали о своей жизни.

Однако организаторы заранее предупредили нас: не надевать шорты. Сначала я не поняла этого, но когда прошла по местным улицам, поняла, что в шортах чувствовала бы себя очень некомфортно: местные женщины ходят в длинных юбках и с покрытой головой.

{{IMG_AREA_4}}

Конечно, никто бы не посмотрел на меня косо, будь я в шортах, но я и сама чувствовала бы себя неуютно на их фоне — полуголая и с кучей татуировок. Я понимала, что мы приехали к ним в гости и должны вести себя как гости, относиться с уважением к местным обычаям. В идеале приезжим девушкам рекомендуется закрывать ноги, плечи, запястья, должна быть покрыта голова. Но местные жители с понимаем относятся к туристам, и потому никто не остановит тебя без покрытой головы на улице и не начнет читать нотации.

В Чечне и Дагестане также не приветствуется курение. Нас предупредили: кто курит, забудьте о сигаретах. Хотя, если бы туриста увидели с сигаретой, то, я думаю, ему не сказали бы ни слова.

Зачем ехать на Северный Кавказ?

Последней точкой нашей экспедиции стал Бархан Сарыкум. Это огромная гора песка посреди гор, и никто не знает, как она там появилась, но она стала местной достопримечательностью. Под конец экспедиции все так устали, что когда я поднялась на эту гору песка, то подумала: «Ну и что, я песок что ли никогда не видела?». Тогда ребята из нашей группы раздобыли сноуборды и катались по песчаным карьерам, чтобы хоть как-то развлечься. В общем, программа была очень насыщенной.

{{IMG_AREA_7}}

Путеводитель, над которым мы работаем, будет включать не только конкретные места, их геолокации, достопримечательности и ценник за ночь в отеле, но и наши впечатления, эмоции. Ведь прежде, чем ехать в какую-то страну, мы чаще всего обращаемся к отзывам в интернете.

Например, я ищу тревел-блогеров, которые рассказывают, куда и как они съездили, что видели, сколько потратили и какие впечатления у них остались от поездки. Наш путеводитель, по сути, будет представлять из себя что-то подобное, и по-моему, это очень клево.

{{AREA_4}}

На Северный Кавказ стоит ехать ради хычинов. Шучу :). Ехать стоит, чтобы увидеть другой мир, другую природу, узнать, что в России есть не только березки и Мещера. Там совершенно другая природа — величественные горы и грозные скалы — это невероятно красиво. На Северный Кавказ стоит поехать, чтобы познакомиться с обычаями и традициями другого народа. Общаясь с людьми из тех мест, понимаешь, что их мировоззрение и твое — это две абсолютно разные вещи.

Еще там меня повсюду преследовало чувство, что я за границей — такое расслоение в голове было, картинка не сопоставлялась с реальностью. И когда я расплачивалась рублями в магазине или общалась по телефону без роуминга, мне приходилось каждый раз себя отдергивать: «Ксюш, ты же в России!».

Фотографии: Ксения Прялухина, Андрей Дербин, Роман Манукян, Кирилл Меркурьев, Альбина Чермакова.

Брошенные реки. Какие рязанские водоемы в будущем могут исчезнуть с географических карт
В Рязани свои воды несут несколько речек, относящихся к Окскому бассейну. Некоторые из них находится либо под угрозой исчезновения, либо рискуют превратиться в грязные канавы.

Северодвинск, Ростов-на-Дону, Комсомольск-на-Амуре. Название этих городов четко указывают на расположение населенных пунктов вдоль берегов больших и могучих рек.

Рязань едва ли можно назвать городом на Оке. Одна из крупнейших рек Европейской России хоть и имеет судоходное сообщение с городом через свой приток Трубеж, но протекает в двух километрах от областной столицы.

По территории самой Рязани свои воды несут несколько речек, относящихся к Окскому бассейну. Некоторые из них находится либо под угрозой исчезновения, либо рискуют превратиться в грязные канавы.

{{AREA_1}}

Один из таких исчезающих водоемов — протекающий в Лесопарке — Дунайчик. На старых картах Рязани эта крохотная речушка также обозначалась как Дунай и Дунаец. Созвучие с названием знаменитой южноевропейской реки не случайно. Дунайчиками на Руси назывались маленькие притоки речек во многих больших селах. Кроме того, на территории России, от Ярославля до Архангельска, до сих пор текут сразу несколько Дунаев. Само название реки вероятно имеет славянские корни, и, по мнению некоторых этнографов, может означать, что среди основателей Переяславля-Рязанского были выходцы из южнорусских земель.

{{IMG_AREA_1}}

Правда рязанский Дунайчик похож на своего старшего брата лишь названием. Река, берущая начало в заливных лугах на севере Рязани, протекающая через Лесопарк и впадающая в Трубеж, давно напоминает небольшой ручеек с грязной водой. Дунайчик с каждым годом все больше зарастает деревьями и кустарниками.

Специалисты, изучающие историю Рязани, считают, что до начала строительства в 1968 году высоководного моста через реку Оку исток Дунайчика находился на юго-западной окраине. Рязани. Однако построенная дорога к мосту перерезала реку на две части. Южная часть реки получила название ручей Быстрец и стала использоваться для орошения полей. Северная же часть, лишившись значительной части объема воды, сильно обмелела и заболотилась. Процесс заболочивания усилился после постройки вдоль реки северного обвода окружной дороги.

{{IMG_AREA_2}}

Недавно закончившаяся реконструкция Лесопарка ничего не изменила в судьбе Дунайчика.

«Русло реки еще не поздно почистить, берега благоустроить и сам Дунайчик при реализации этой идеи станет важной частью нового привлекательного облика Лесопарка. Причем благоустройство — это не только просторные лавочки, входная группа и ухоженные газоны, но и уютные дорожки, расходящиеся от центральной аллеи, и вычищенная от мусора лесопоолоса, — считает краевед Игорь Канаев. — Я прекрасно понимаю, что преображение Лесопарка — дело не одного года, ведь это огромный массив площадью 100 гектаров. Для реализации этих планов нужны объединенные усилия властей, экологов, архитекторов».

{{AREA_2}}

Еще одной изрядно запущенной рязанской реке повезло больше, чем Дунайчику. Трубеж, что образуется в цепочке озер у села Перекаль близ Недостоева и Семчина, даже судоходен на протяжении двух километров до своего впадения в Оку.

{{IMG_AREA_4}}

Еще в начале XX века лодки из окских деревень в весенний разлив доплывали до места, где сегодня находится центральный рынок. Тогда Трубеж был крупной полностью судоходной протокой Оки длиной около десяти километров.

Само название, скорее всего, имеет южнорусское происхождение. Трубеж — левый приток Днепра. Некоторые исследователи полагают, что топоним произошел от диалектного «труба» — проток.

Любопытно, что «Трубеж» присутствует на картах тех городов древней Руси, названия которых начинаются со слова «Переяславль». Река с таким именем есть в украинском Переяславле-Хмельницком, в подмосковном Переяславле-Залесском и, конечно, в Переяславле-Рязанском, как именовалась Рязань до 1778 года.

Но сейчас рязанский Трубеж, оставшись рукавом Оки, обмелел настолько, что круизные теплоходы забирают пассажиров не на пристани у Кремля, а в Лесопарке, недалеко от проезда Речников. У моста, что ведет к поселку Остров, судоходная река превращается в тоненький ручеек, напоминающий большую лужу.

{{IMG_AREA_3}}

Понятно, что власти прекрасно осведомлены о неприглядном состоянии реки, соединяющей Рязань с Окой. Еще в марте 2010 года региональное минприроды представило проект «Развитие туристско-рекреационной зоны в районе реки Трубеж в историческом центре Рязани». Согласно ему, Рязань хотят включить в систему речного круизного туризма. Для этого запланировали расчистку дна, расширение русла реки Трубеж до проектных габаритов судового хода и разворота судов, строительство туристического причала в районе Рязанского кремля, реконструкцию существующей пристани, создание туристической и рекреационной зоны с современной инженерной инфраструктурой, расположенной в районе Рязанского историко-архитектурного музея-заповедника, с возведением объектов туристического сервиса.

Но этот проект до сих пор остался на бумаге, и его выполнение скорее всего будет зависеть от давления неравнодушной общественности и политической воли команды Николая Любимова.

{{IMG_AREA_5}}

Понятно, что список заброшенных или теряющих свое значение рязанских рек не ограничивается Дунайчиком и Трубежом. Протекавшая по историческому центру города Лыбедь, что вытекает из Рюмина пруда и впадает в Трубеж, с начала 70-х загнана в трубу и открывается взору лишь на небольшом участке у Кремлевского вала. Недавняя реконструкция Лыбедского бульвара никак не изменила состояние водоема, на котором еще в XIX веке было шесть запруд с мельницами.

Уже нет на карте города речки Песоченки, давшей название одному из крупных районов города. Иногда исчезновение водоемов — прямое, и наверное неизбежное, следствие массовой застройки той или иной части города. Но облагородить русло маленькой реки в местах, где никакого строительства не предвидится, — пусть небольшой, но важный шаг к повышению эстетической и туристической привлекательности полумиллионного города.

Рязань или Солотча. RZN.info выяснил, чем дышат рязанцы в областном центре и курортном пригороде
В Рязани замеры проб воздуха проводили у дорог, остановок и жилых массивов, в пригороде — на Лысой горе и у ЖК «Дружба».

В последние годы жители больших городов все чаще стали переезжать в тихие пригороды, ближе к природе, подальше от суеты и бесконечных автомобильных «пробок». Не обошла эта мировая тенденция и Рязань. Люди часто жалуются, что город стал грязнее и жить среди бетона и асфальта им не комфортно.

Кроме того, важной причиной массовых переездов людей является состояние воздуха в городах. Редакция RZN.info заинтересовалась этой проблемой и выяснила, чем дышат люди в Рязани и ее ближайшем курортном пригороде — Солотче, который, как известно, много десятилетий является любимым местом всесезонного отдыха рязанцев.

В Рязани отбор проб воздуха проводили у плотно застроенных жилых массивов. В пригороде — на Лысой горе и возле ЖК «Дружба».

{{IMG_AREA_1}}

Оборудование выставили на специальный разборный штатив, который по нормативам должен быть на два метра выше земли. Также к основанию импровизированного постамента прикрутили анемометр, который замеряет скорость ветра. Для определения его направления использовали метеорологическую ленту.

У каждой из точек аппарат ПУ-4Э работал около получаса и после каждого выключения лаборант меняла сорбционные трубки. После анализа специальных заборных полостей этих трубок станет ясно, какие вредные примеси содержались в воздухе исследуемых мест.

{{IMG_AREA_2}}

По словам экспертов, основными загрязнителями воздуха являются диоксид азота и диоксид серы. Предельно допустимая концентрация содержания этих веществ составляет 0,085 и 0,5 миллиграммов на кубический метр соответственно. Основными источниками их выбросов в городах являются автотранспорт и автономные котельные. А в условиях плотной городской застройки эти примеси не рассеиваются и накапливаются в приземном слое атмосферы, что и вдыхает каждый рязанец.

{{AREA_1}}

Содержание диоксида серы в воздухе над Солотчей в четыре раза меньше, чем в Рязани (0,014 и 0,061 мг/куб м). Концентрация диоксида азота в Рязани в два раза превышает пригородную (0,07 и 0,033 мг/куб м). При этом специалисты отметили, что в день отбора проб в городе дул порывистый ветер, что способствовало рассеиванию вредных примесей и воздух в городе был относительно «чистым».

«Такого рода замеры в Рязани проводятся на регулярной основе. Точное количество диктует погода. В штиль и ясную погоду приходится выезжать чаще, так как все примеси осядут в нижние слои атмосферы, то есть на нас», — рассказала химик.

Выбросы котлов. Насколько опасны для горожан автономные источники теплоснабжения
Рязанцы не задумываются о том, что из-за отопительных котлов в воздух выбрасываются опасные вещества — диоксид азота, оксид азота, оксид углерода.

В начале 2018 года областная дума приняла судьбоносное решение о создании лесопаркового «зеленого пояса» вокруг Рязани. Его площадь составит около 68 тысяч га. Смысл идеи прозрачен и ясен — максимально защитить Рязань от вредных выбросов промышленных предприятий. Губернатор поставил задачу реализовать этот проект в максимально короткие сроки.

Звучит внушительно, но один только щит — явно не панацея от всех экологических бед областной столицы. Обычный житель едва ли задумывается над тем, что в результате сгорания природного газа в отопительных котлах, установленных в котельных и жилых домах с поквартирным (индивидуальным) отоплением, в атмосферный воздух с дымовыми газами сотнями тонн выбрасываются опасные вещества — диоксид азота, оксид азота, оксид углерода.

{{AREA_1}}

Эти химические соединении приводят к заболеваниям органов дыхания, аллергическими проявлениям, блокируют гемоглобин крови, снижают поступление кислорода к внутренним органам, что может привести к весьма тяжелым последствиям: вызвать приступы коронарной недостаточности, стенокардии и даже закончиться инфарктом.

При этом рассеивание вредных веществ затруднено из-за задерживающей роли жилых массивов и низкой высоты дымовых труб котельных и домов с «индивидуалкой». Из-за плотной городской застройки букет вредных веществ скапливается в приземной зоне, а значит ежедневно мы вдыхаем этот опасный коктейль, подвергая риску собственное здоровье.

Нередко происходит так, что трубы автономной котельной буквально смотрят в окна близлежащих домов, а значит мы впускаем в свой организм ядовитые пары практически ежедневно и в количествах, несовместимых с нормальным самочувствием. Головные боли, кашель, аллергии и симптомы, схожие с инфекциями верхних дыхательных путей, становятся следствием отравлений, о причинах которых человек даже не догадывается.

По данным независимых экспертов, суммарные выбросы автономных источников теплоснабжения в черте Рязани примерно аналогичны выбросам двух городских теплоэлектростанций средней мощности (по 500 Гкал/час). Кроме того, автономные котельные и поквартирные котлы являются источниками выброса крайне токсичного бензапирена — канцерогена первого класса опасности. Зимой в промышленных центрах его концентрации могут превышать предельные до 14-17 раз. Ученые обеспокоены — бензапирен накапливается в почве и может держаться в ней до 100 лет. Анализов земли, например, с газонов вдоль тротуаров в Рязани не делается. Хотя специалисты, конечно, понимают: ветер дует, пыль поднимается, и мы всем этим дышим.

По мнению известного рязанского градозащитника Андрея Петруцкого, выделяемые в процессе сгорания газ вредные вещества в условиях круглосуточной работы котлов несут куда более серьезную угрозу, чем выхлопы автомобилей. Бензапирен, соединения азота и углерода, постоянно присутствуют в жилых кварталах, в разы повышая риск возникновения онкозаболеваний.

По обнародованным в 2017 году данным Российской академии народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС), Рязанская область входит в пятерку наименее благополучных регионов по статистике онкологических заболеваний. И регулярные выбросы бензапирена автономными источниками теплоснабжения — одна из причин столь ужасающих показателей.

{{AREA_2}}

В Рязани ситуацию не назовешь обнадеживающей. Эколого-аналитическая лаборатория МКУ «Управление по делам ГОЧС Рязани», которая проводит анализ качества атмосферного воздуха во всех районах города, регулярно выявляет превышение концентраций диоксида азота и оксида углерода.

В 2016 году лаборатория зафиксировала три случая превышения предельно допустимой концентрации оксида углерода, причем максимальное превышение составило 3,7 ПДК, по диоксиду азота ПДК — в 1,3 раза, по бензапирену — в 1,8 раза.

В 2017 году зафиксировали 11 случаев превышений концентрации оксида углерода, максимальное значение концентрации которого составило 1,66 ПДК. Наибольшие загрязнения выявили в Октябрьском (Дашково-Песочня) и Советском районах Рязани.

Столь же безрадостная картина складывается и при анализе цифр, предоставленных информагентству региональным управлением Росгидромета. В 2016 году, по данным имеющихся в Рязани четырех стационарных постов наблюдения за загрязнениями атмосферного воздуха, зафиксировали превышения ПДК по диоксиду азота и бензапирену. Причем уровень загрязнений оценивался как высокий.

В 2017 году специалисты ведомства отобрали и проанализировали более 30 тысяч проб, взятых на территории Рязани. Результаты исследований показывают, что наибольшая концентрация бензапирена в центре Рязани составила 3,3 ПДК.

В течение года наибольшие концентрации диоксида азота и бензапирена отмечаются в холодное время. Это связано с тем, что вещества содержатся в продуктах сгорания жидкого, газообразного и твердого топлива в отопительных установках котельных и домов с поквартирным отоплением, которые во время отопительного сезона работают при максимальных нагрузках.

{{AREA_3}}

По данным, предоставленным информагентству администрацией Рязани, от одного котла, устанавливаемого в квартире для индивидуального отопления, максимально в год выбрасывается 6 килограммов диоксида азота и 47 килограммов оксида углерода.

Таким образом, от жилого дома на 400 квартир выбросы составят:

  • диоксида азота — 0,006 * 400 = 2,4 тонны/год;
  • оксида углерода — 0,047* 400 = 18,8 тонны/год.

А таких домов насчитывается около 300. Нетрудно посчитать, что их общий вклад в «чистый» воздух Рязани ежегодно измеряется тысячами тонн опасных для нашего здоровья веществ.

«В случае с индивидуальными газовыми котлами продукты сгорания плотно накрывают жилые массивы и не успевают рассеяться, так как на их пути оказываются так называемые экраны в виде многоквартирных домов или зданий другого назначения», — пояснил председатель совета РРОО «Центр общественной экологической экспертизы» Галина Кузьмина.

Кроме поквартирных котлов в условиях плотной городской застройки муниципальные и частные котельные, которых в городе насчитывается около 300, выбрасывают в наши дворы и окна более 500 тонн диоксида азота и 200 тонн оксидов азота и углерода в год.

Согласно действующим нормам, минимальная санитарно-защитная зона вокруг придомовой котельной должна составлять 50 метров. В наших реалиях соблюсти это правило едва ли возможно.

А не так давно в благополучной Германии провели эксперимент, его инициаторы подкрасили дым, выходивший через стены многоэтажек из труб-дымоходов в домах с котлами индивидуального отопления. Путь продуктов горения сразу стал виден. Один шлейф дыма поднимался вверх, другой направлялся в форточки соседям. И это в стране с достаточно жестким экологическим законодательством, что уж говорить о наших городах.

{{AREA_4}}

Есть ли выход из сложившейся ситуации? Полный запрет на возведение котельных и домов с индивидуальными газовыми котлами в черте города невозможен. Впрочем, нынешние городские власти вполне могли бы взять на вооружение опыт московских коллег. При застройке новых жилых кварталов на уровне муниципалитетов сразу предусматривается порядок присоединения к сетям и регламентируются источники теплоснабжения по каждому объекту. В результате разумный баланс между всеми видами теплоснабжения соблюден, и риски для здоровья людей сводятся к минимуму.

Однако до сих пор чиновники областного центра не собираются идти по пути сбалансированного развития системы теплоснабжения. Судите сами, начиная с 2014 года, в Рязани из почти 160 введенных в эксплуатацию домов 156 оборудовали автономными источниками тепла.

Если администрация города и дальше продолжит курс на увеличение числа автономных котельных и поквартирных котлов, то в будущем Рязань, подобно Новокузнецку, Красноярску и Челябинску, будет регулярно накрывать облако ядовитого смога.